Современный Портал о ВИЧ
Обратная Связь Карта Сайта Поиск по Сайту

Диагноз страшнее приговора

06.10.2008

Темно-синие телогрейки с номерными бирками, серые шали, войлочные сапоги — в этом месте, изолированном от внешнего мира колючей проволокой, так одеты все здешние обитатели — осужденные женщины. Разбойницы, грабительницы, наркоторговки, убийцы. Они наказаны за преступные деяния годами заключения. Но есть среди них и те, участь которых гораздо печальнее, нежели у других. Это ВИЧ-инфицированные.Люди, которые волею судьбы или по глупости никогда не получат полной свободы, потому как этот вирус вынес им пожизненный приговор.

Согласно статистике, во всех новосибирских колониях таких людей порядка полутора тысяч. В женской зоне — сто человек. Но сколько их на самом деле, не знает никто. Анализ на ВИЧ — дело добровольное даже для осужденных. А одна капля крови, с которой они расстаются при поступлении в колонию, картину прояснит вряд ли. Требуется как минимум три кровяных пробы. И некоторые боятся знать правду.

Отчасти для того, чтобы избавить женщин от страха узнать диагноз, и проводилась эта акция. Но, разумеется, это было не единственное ее предназначение.

Экзамен на ВИЧ

 

Информационную палатку «раскинули» в актовом зале: у сцены расставили несколько столов, за которыми расположились экзаменаторы — осужденные с ВИЧ-инфекцией. И один стол — у окна: там устроились консультанты — местный врач-терапевт Инга Перькова и организаторы акции сотрудники общественной организации «Гуманитарный проект».

Экзаменаторы разложили билеты с тематическими вопросами, консультанты — брошюры и наклейки с содержанием вроде «ВИЧ не передается в душе», и мини-викторина началась.

В порядке очередности в зал приглашались отряды. Женщины дружными рядами подходили к столу и вытягивали билет. Та, кто без запинки отвечала на вопрос, получала в подарок пакет с тетрадкой, ручкой и брошюрой. А если ответ был неверный, то она направлялась к консультантам. И снова к экзаменаторам. Никто из них, разумеется, двойки не ставил. Да и цель акции вовсе не в оценках.

— Нам важно повысить уровень информированности осужденных в вопросах ВИЧ и СПИДа, — подчеркнула подполковник Федеральной службы исполнения наказаний по СФО Наталья Шаповалова, — научить «носителей» правильно с этим жить, а тем, кто находится с ними рядом, дать понять, что вирус иммунодефицита передается только тремя путями — половым, кровь-кровь,мать-дитя. И никак иначе. И это должно изменить отношение здоровых к больным.

Что скрывать, большинство людей к ВИЧ-инфицированным относятся, как к прокаженным. Избегают их, стараются даже не приближаться, и не дай Бог взять их за руку. Но здесь — в колонии — все иначе. Их никто не изолирует, не притесняет. Живут вместе со всеми, обедают в общей столовой, вместе отправляются на прогулку. Разве что они сами предпочитают уединение. Говорят, что им так проще: их объединяет одна беда, которую окружающие вряд ли поймут до конца.

— Мы поддерживаем друг дружку, — говорит осужденная Н. с ВИЧ, — помогаем морально. О том, что я заразилась, узнала еще в тюрьме. Помню, был шок. Но спустя некоторое время поняла, что нужно жить дальше. Вот и живу. Уже год. И нужно сказать, неплохо себя чувствую. В смысле, по здоровью. Сидеть мне еще восемь лет, кто знает, может, на воле за это время изобретут вакцину. А здесь нам предоставляют необходимые лекарства.

Терапия против ВИЧ-инфекции стала доступной осужденным совсем недавно. Говорят, что раньше такие лекарства были в жутком дефиците, а государство обеспечивало ими только те области, где было выявлено наибольшее число инфицированных, вроде Твери, Иркутска, Нижнего Новгорода… Новосибирская область в это число не входила. И только пару лет назад, когда заработали национальные программы, нас тоже стали снабжать такими препаратами. В аптеке их, конечно, не купишь, но если возникнет необходимость, их обязательно предоставят. По показаниям.

Тем, кому до терапии еще рановато, живут в колонии обычной жизнью, с той лишь разницей, что им полагается усиленное питание. А именно: каждый день, кроме прочего, сок, молоко и больше мяса. Не ходят они и на работу, швейную фабрику. Из всей сотни ВИЧ-инфицированных только две женщины остались в цехах. Остальные коротают время по-разному. Кто читает, кто танцует. Они недавно создали собственный кружок танцев и, как сообщили другие осужденные, уже продемонстрировали им первые композиции.

— Мы их не боимся, — утвердительно заявила здоровая О. — Они же не заразные, а кровью мы с ними не братаемся. Что касается отношения к ним, то относимся как ко всем. А если и ругаемся, то к их болезни это отношения не имеет.

Лукавят женщины или нет, неизвестно. Хотя, судя по тому, что они брали билеты из рук инфицированных абсолютно спокойно, можно этому верить.

От людей на зоне не спрячешься

Заметим, что не все заболевшие сообщают о своем диагнозе «коллегам». Сохраняют в тайне его и сотрудники колонии. И все же от людей на зоне не спрятаться, не уйти от придирчивых глаз, так что почти все осужденные ВИЧ-инфицированных знают в лицо. И то ли действительно не боятся, то ли, как говорится, отбоялись свое, но общаются с ними на равных. По крайней мере, никто из присутствующих в актовом зале недовольства не выразил. Разве что некоторые женщины прятали свои лица от фотокамер, кутаясь в пушистые шали. Не хотели публичности и сами ВИЧ-инфицированные. Хотя, как рассказывали сотрудницы «Гуманитарной помощи», в колониях других областей осужденные с таким диагнозом, напротив, не скрывают своих лиц. В том же Нижнем Новгороде профилактика ВИЧ-инфекции среди осужденных более развита. И люди стараются показать на себе, что этот вирус — еще не смерть, и с ним вполне можно подружиться, если, конечно, соблюдать его правила, главное из которых — вести здоровый образ жизни.

«Правильный» вирус

ВИЧ, по мнению многих его носителей, вирус правильный. Конечно, жить с ним — хорошего мало, но зато он избавляет от вредных привычек похлеще любой кодировки. И если бы он не оборачивался в СПИД, то являлся бы неким спасением человечества от тех же наркотиков.

— Я кололась пять лет, — рассказывает "носительница" Ю., — никак не могла избавиться от этой привычки. И вот однажды со своей подругой, тоже наркушей, мы решили сдать кровь на ВИЧ. Анонимно. Анализ показал положительный результат. Поразительно, но мы так перепугались, что тут же бросили наркотики. Жаль только, что торговать ими не перестали и попали в колонию. Что будет дальше — трудно предположить, но то, что мы никогда больше не возьмемся за иглы, — это факт.

Разумеется, ВИЧ — не лучшее средство борьбы против дурмана. И совсем уж не панацея от вредных привычек. Просто зараженным легче, когда они так думают. Но это все лирика. На самом деле за улыбчивыми масками инфицированных прячется грусть.

Грустят осужденные и по безвозвратно утраченным годам, по вольным прогулкам в тенистых аллеях, по жарким поцелуям и счастью, обычному женскому счастью, которое не живет за колючей проволокой. Осужденных женщин, в отличие от мужчин, мало кто ждет. Дети, как правило, в детских домах. Мужья сами отказываются от них. Родители зачастую стыдятся. И таких великовозрастных сирот в колонии сотни. Может, поэтому ВИЧ для них не самое страшное… Ведь именно из-за него и проводятся акции, где они — инфицированные — становятся объектом всеобщего внимания. Что до смертельного исхода, то это еще, как говорится, на воде вилами писано.

…«Информационную палатку» потихоньку свернули. Осужденные разошлись по своим отрядам, а организаторы отправились подводить итоги. Может, пары часов профилактики и недостаточно, чтобы донести до каждой суть проблемы и решений ВИЧ-инфекции, но это уже уникальный опыт по проведению подобных мероприятий. Ведь в результате мониторинга, проведенного после, будут выявлены те вопросы ВИЧ, в которых осужденные не ориентируются. А значит, это даст возможность специалистам ГУФСИН планировать следующие акции.

— Мы надеемся, что эта акция даст должный результат, — сказала начальник центра гигиены и эпидемиологии Федеральной службы исполнения наказаний по СФО Наталья Шаповалова. — В наше неспокойное время профилактика ВИЧ и СПИДа очень важная вещь. Жаль только, что город нам в этом мало помогает. Зря. Инфицированные осужденные пришли из города и в него вернутся. Кто знает, как они себя поведут на свободе, если их здесь не научить. Ведь ВИЧ-инфекция не исчезнет при выходе из колонии, а значит, им нужно будет продолжать проходить курс терапии, предварительно встав на учет. И в том, что это необходимо, мы и должны их убедить при помощи таких мероприятий.

Добавим, что в мужских колониях, где численность ВИЧ-инфицированных довольно высока, тоже предполагаются подобные акции. В декабре. По мнению сотрудников «Гуманитарного проекта», мужчины к иммунодефициту относятся более спокойно, хотя в помощи они нуждаются даже больше, чем женщины. В мужских зонах распространение ВИЧ-инфекции гораздо реальнее. Понятно почему.

Интересно? Поделитесь статьей с другими:
Смерть от СПИДа отменяется
Пишу, а сам где-то в глубине души сильно волнуюсь: поймут ли? Я живу с ВИЧ с 1999 года. Пошёл 14-й год моему опыту справляться с самыми разными проблемами, и большинство из них мне знакомы настолько детально, что можно диссертации писать. Пишу, а сам где-то в глубине души сильно волнуюсь: поймут ли? Я живу с ВИЧ с 1999 года. Пошёл 14-й год моему опыту справляться с самыми разными проблемами, и большинство из них мне знакомы настолько детально, что можно диссертации писать.
Просмотров: 170986
Расписка за секс
ВИЧ-положительный Трейси Джонсон берет расписку с сексуального партнера в том, что уведомил его о наличии ВИЧ-инфекции ВИЧ-положительный Трейси Джонсон берет расписку с сексуального партнера в том, что уведомил его о наличии ВИЧ-инфекции
Просмотров: 92903
Райан Уайт: история одного мальчика...
О мужественном мальчике Райане Уайте, который преподал Америке и всему цивилизованному миру много ценных уроков о необходимости проявлять терпимость и сострадание и об умении сохранять благородство и отвагу перед лицом смерти. Восемнадцать лет назад Райан умер в возрасте восемнадцати лет... О мужественном мальчике Райане Уайте, который преподал Америке и всему цивилизованному миру много ценных уроков о необходимости проявлять терпимость и сострадание и об умении сохранять благородство и отвагу перед лицом смерти. Восемнадцать лет назад Райан умер в возрасте восемнадцати лет...
Просмотров: 101667
Надя Бенаисса, осужденная за передачу ВИЧ, рассказала свою историю
«Я знала, что я ВИЧ - положительная», - говорит Надя Бенаисса, но она не говорила об этом своим партнерам-мужчинам. «Я знала, что я ВИЧ - положительная», - говорит Надя Бенаисса, но она не говорила об этом своим партнерам-мужчинам.
Просмотров: 140926
Диагноз мне поставили в 88-м году, я был в первой сотне...
Это было в октябре месяце. Т.е. этот октябрь будет такой линией, которая делит мою жизнь ровно пополам – до ВИЧ и с ВИЧ. Терапию я начал пить достаточно поздно… Это было в октябре месяце. Т.е. этот октябрь будет такой линией, которая делит мою жизнь ровно пополам – до ВИЧ и с ВИЧ. Терапию я начал пить достаточно поздно…
Просмотров: 146663
Спасибо тебе, ВИЧ!
Спасибо тебе, ВИЧ, за то, что ты идеальный фильтр. С тех пор, как у меня обнаружили ВИЧ, с каждым днем ко мне приходит все более глубокое понимание многих вещей Спасибо тебе, ВИЧ, за то, что ты идеальный фильтр. С тех пор, как у меня обнаружили ВИЧ, с каждым днем ко мне приходит все более глубокое понимание многих вещей
Просмотров: 113480
Самое больное место матери – ее ребенок
Я – ВИЧ - инфицированная, живу в одной семье с людьми без ВИЧ. Не это ли доказательство, что к нам нужно относиться адекватно? Я – ВИЧ - инфицированная, живу в одной семье с людьми без ВИЧ. Не это ли доказательство, что к нам нужно относиться адекватно?
Просмотров: 91051
Больным ВИЧ и ТБ наркоманам негде лечиться
 Туберкулезную больницу в Екатеринбурге на Камской улице пациенты называют “В последний путь”. Эта больница — специализированная. Сюда привозят людей с туберкулезом и ВИЧ. Туберкулезную больницу в Екатеринбурге на Камской улице пациенты называют “В последний путь”. Эта больница — специализированная. Сюда привозят людей с туберкулезом и ВИЧ.
Просмотров: 80820